«Ишимский след» Абалакской иконы

На прошедшем в мае 2011 года межрегиональном фестивале «Православие и СМИ» журналисты приняли обращение к коллегам с просьбой помочь в поиске первообраза Божией Матери «Абалакской», написанного 375 лет назад в Тобольске и пропавшего в годы Гражданской войны. За это время выдвинуто несколько версий дальнейшей судьбы православной святыни, из которых многим кажется привлекательной версия, самая отдаленная географически, – «австралийская». Давайте рассмотрим ее подробнее – а стоит ли двигаться по этому пути?

Неужели первообраз?

Наиболее громко «австралийская версия» прозвучала в 2006 году. Тогда в мартовском выпуске журнала «Родина» появилась статья кандидата исторических наук Василия Цветкова «Последняя воля. Икона Абалакской Божией Матери может вернуться в страну». В публикации (хотя и без ссылки на исторические источники) утверждается: осенью 1919 года «возглавлявший Временное Церковное управление в составе Российского правительства адмирала А.В. Колчака архиепископ Сильвестр решил спасти от наступавших красных Чудотворный образ. В сентябре в Омске он благословил иконой приют «Очаг», созданный для детей-сирот и беженцев Софией Эмильевной Дитерихс. Её супруг генерал-лейтенант Михаил Константинович Дитерихс был в это время Главнокомандующим Восточным фронтом белых армий. (…) Через два месяца, в ноябре, красные войска вошли в Омск. Архиепископ Сильвестр принял мученическую кончину. А икона вместе с отступающей белой армией продолжила путь через всю Сибирь на Дальний Восток. Она стала Небесной Заступницей сирот, являя высочайшее благо милосердия к детям». В дальнейшем икона вместе с приютом оказалась в Шанхае, где с образом происходили чудесные знамения: просветление и мироточение. После установления в 1949 году в Китае коммунистического режима настоятельница приюта Агния Михайловна Дитерихс перевезла «Очаг» в Австралию. Она скончалась в 1975 году. А образ хранится в православном храме в Кабраматте, пригороде Сиднея. В 2004 году крестный сын и воспитанник М.К. Дитерихса Андрей Анатольевич Васильев опубликовал в издательстве «Посев» книгу «Генерал Дитерихс», в которой оглашена посмертная воля Агнии Михайловны: Абалакская икона Божией Матери «должна вернуться в Россию после ее освобождения от коммунистов и быть помещена в Храме памяти последнего Царя Николая II и Его Семьи (предпочтительно в Тобольске)». Исполнить завещание призывает и автор публикации в журнале «Родина».
В публикации Андрея Веригина на сайте общественно-исторического клуба «Белая Россия» судьба иконы в годину Гражданской войны звучит эпически: «Будучи в заточении в Тобольске семья царственного страстотерпца Императора Николая II молилась у этой иконы. (…) Известно, что у Абалакской иконы молились, каждый в своё время, адмирал Колчак, белые генералы Корнилов, Каппель, Дитерихс, Пепеляев и другие. В 1919 году, опасаясь за чудотворную икону Абалакской Божией Матери, епископ Мефодий с адмиралом А.В. Колчаком увозят на теплоходе икону из Абалакского монастыря Тобольска в Омск, а далее через Дальний Восток в Шанхай». Подтверждение этому тезису мы вроде бы находим в житии священномученика Сильвестра, архиепископа Омского, со ссылкой на книгу Г.К. Гинса «Сибирь, союзники и Колчак» (Пекин, 1937): «В октябре 1919 г. архиепископ Омский и Павлодарский Сильвестр дал свое архипастырское благословение, чтобы отступление войск проходило под Покровом Пресвятой Богородицы. Для этого генералу Дитерихсу из Успенского кафедрального собора был передан древний образ «Знамения Божией Матери». Странные разночтения: икона передана в октябре, а не в сентябре, и генералу, а не приюту «Очаг»… Может, речь идет о двух разных иконах?
Австралийский «двойник»?
То, что с почитаемых икон писались многочисленные копии, или списки (в церковной терминологии), – факт общеизвестный. С Абалакского первообраза, созданного в 1637 году, также сделано неисчислимое количество списков, которые особо почитались в приходских храмах. С одной стороны, это обстоятельство усложняет поиск первообраза. С другой – в процессе поиска открываются малоизвестные страницы православной культуры. Расширенная версия происхождения кабраматтовского списка Абалакской иконы изложена в безымянном сочинении «Сибирская святыня», которое можно найти на сайте храма Знаменской иконы Божией Матери в с. Знаменское Одинцовского района Московской области. Его настоятель протоиерей Алексий, по-видимому, и есть автор труда. Основываясь на неуказанных источниках, он сообщает: «Летом 1919 года в сгоревшей церкви одного из сибирских сел был найден чудом сохранившийся в пожарище список Абалакской иконы. Обретен он был двумя женщинами, которые ходили по селам, подбирая сирот. Осенью того же года, когда под натиском красных белые войска были вынуждены отступать все дальше на восток, архиепископ Сильвестр благословил этим найденным списком детский приют «Очаг», созданный для 45 девочек-сирот этими женщинами. Одной из жен-подвижниц была София Эмильевна Дитерихс… Страшным было то бежество зимой 1920 года. Злой умысел недавних союзников буквально парализовал Транссибирскую железную дорогу. Стояли и замерзали десятки эшелонов, а в них замерзали и умирали раненые и больные солдаты, женщины и дети… Милостью Божией, помощью Пресвятой Богородицы эшелон с детьми и чудотворным образом все же продвигался на восток. В тех условиях это продвижение иначе как чудом назвать было нельзя… В январе 1920 года на одном из перегонов поезд подвергся обстрелу. Не пострадал только вагон, в котором находился список чудотворного образа и где ехали дети».
В дальнейшем икона повторяла путь семьи Дитерихсов и приюта «Очаг»: Харбин, Шанхай, Сидней… «В начале 50-х годов, как рассказала бывший казначей Покровского храма в Кабраматте Александра Спехова, в их церковь пришел «военный человек» и передал список Абалакской иконы настоятелю протоиерею Ростиславу Гану для хранения…» В статье указан и размер иконы: 87 на 67 сантиметров. Размер же первообраза, по сведениям церковного историка протоиерея Александра Сулоцкого, составляет, в переводе на метрическую систему, примерно 89 на 79 сантиметров. То есть «кабраматтовский» список имеет даже иные пропорции: он более вытянут в высоту.

Не выезжая из Ишима…

Как ни странно, самые достоверные сведения относительно австралийской иконы нам удалось получить, даже не выезжая из Ишима и не занимаясь серфингом во Всемирной паутине. То, что для многих стало открытием лишь в 2006 году, было известно священнослужителям ишимского Богоявленского собора еще в середине девяностых. Ведь приход, образовавшийся в 1992 году, пребывал под омофором той самой Русской Зарубежной Церкви, которая является хранительницей иконы Дитерихсов. И настоятеля прихода епископа Евтихия давно волновало известие о том, что на далеком южном континенте хранится Абалакская икона. Возможно, «та самая». А может, из села Боровского, что под Ишимом, – ведь там тоже в годы Гражданской войны пропал чудотворный и древний список.
«Не очень люблю дальние поездки. Но в Австралию стремился съездить, именно для того, чтобы увидеть эту икону», – признается владыка Евтихий. В начале 1999 года ему довелось побывать в Покровском храме в Кабраматте. И эту самую икону он лично держал в руках. Реставраторский опыт, полученный в иконописной мастерской монахини Иулиании (Соколовой) в годы обучения в Московской духовной семинарии, помог ему засвидетельствовать: это икона не XVIII и уж тем более не XVII века. Скорее всего, конец века XIX-го. Написана масляными красками, совсем не в духе древности. Поверхность красочного слоя покрыта густой сетью кракелюр (трещин), которые могут навести на мысль о том, что образ подвергался нагреву (вспомним версию о его чудесном спасении на пепелище!). Однако, самое главное, на обороте оказалась надпись! О ней не говорится ни в одном описании. Владыка Евтихий тщательно переписал ее: «1898 г. Жив(описец) Кубрин в Омске. Сия икона пожертвована в новый собор от Екатерины Уваровой (или: Чваровой) и Чухниной Оксиньи Варламовны». На память о посещении храма владыке была подарена освященная фоторепродукция главной святыни австралийских православных за подписью священника Серафима Гана и протодиакона В. Хадарина. Она хранится в Богоявленском соборе града Ишима. А что же за «новый собор» упомянут в надписи? В контексте вышеизложенных событий ясно, что это и есть Успенский кафедральный собор, заложенный в июле 1891 года будущим императором Николаем II и торжественно освященный 9 сентября 1898 года. Этот год указан и на иконе. Значит, она с 1898 по 1919 год хранилась в главном храме Омской епархии. И, выходит, именно о ней – а не о первообразе! – говорится в цитате: «…Генералу Дитерихсу из Успенского кафедрального собора был передан древний образ «Знамения Божией Матери». Выходит, речь тут шла не о разных иконах, а об одном и том же списке. И Дитерихс не вывозил первообраз Абалакской иконы из России. Поиски его в этом направлении приведут в тупик.

Печально расставаться с красивой легендой. Так же печально было расставаться и владыке Евтихию с надеждой обрести святыню Приишимья – икону Божией Матери Абалакско-Боровскую, о которой мы расскажем подробнее во второй части исследования. Быть может, «кабраматтовский» образ и вернется на историческую родину. Но думается, что он куда нужнее тем, «зарубежным», русским. Вспоминаются слова побывавшего в Ишиме чтеца Покровского храма Николая Георгиевича Ротенко: «Только Православная Церковь помогает сохранить русским людям в иноязычном окружении свою культурную самобытность». Сиднейские прихожане не помнят подробности судьбы этого списка Абалакской иконы, но твердо знают: она связана с именем славного сына земли Русской Михаила Константиновича Дитерихса. И связана незримо с землёй Русской, частицей истории которой является сама… 

«Ишимский след» Абалакской иконы