Александра Федоровна Романова собственноручно вышивала для образа Абалакской иконы

Известно, что у Абалакской иконы Божией Матери «Знамение» молились многие известные личности: адмирал Колчак, белые генералы Корнилов, Капель, Дитерихс, Попеляев, среди них был и последний российский император Николай II.

Николай Романов, его жена и дети, будучи под арестом летом 1917 года, из-за усиления революционного движения и анархии в Петрограде были отправлены Временным правительством в Тобольск. По прибытию к месту назначения оказалось, что дом, в котором им предстояло жить, еще не был подготовлен к приему ссыльных.

Пользуясь неожиданной остановкой на корабле, уполномоченные Временного правительства устроили прогулку для царской семьи в Абалакский монастырь. В этой обители находилась чтимая икона Божией Матери «Знамение» Абалакская. С этим чудотворным образом немало было связано в жизни царской семьи. Наверняка они вспомнили список с иконы, поднесенный им в юбилейном 1913 году 300-летия Дома Романовых депутацией от Тобольской губернии.

Интересно, что за год до этих событий, 17 апреля 1916 года, Александра Федоровна писала в ответ на приглашение тобольского губернатора Николая Орловского-Танаевского посетить город в день прославления Иоанна Тобольского, что приедет поклониться святым мощам всей семьей осенью 1917 года. Летом же 1916 года, предвосхищая крестный путь царственных страстотерпцев, совершили такую поездку ближайшие к царской семье люди — Анна Вырубова, Юлия Ден и Григорий Распутин.

В одном из своих писем императрица Александра Федоровна рассказывает: «25 декабря в 7 часов пошли к обедне. Принесена была чудотворная икона Божией Матери из Абалакского монастыря, за 26 верст от Тобольска. Служили перед ней молебен. Так, нашу церковь «Знамение» (в Царском селе) и Вас, родная, вспоминала». Примечательна запись в дневнике царя на праздник Рождества Христова: «После литургии был отслужен молебен пред Абалакской иконой Божией Матери, привезенной накануне из монастыря». Так царская семья встретила роковой 1918 год. 2-3 февраля по старому стилю 1918 года в письме Анне Вырубовой: «…вышиваем много для церкви, только что кончили белый венок из роз с зелеными листьями и серебряным крестом, чтобы под образ Божией Матери Абалакской повесить..». Известно, что среди образов, перед которыми молились в изгнании царственные узники, были три Абалакских иконы Божией Матери.

Вскоре Николаю II и его семье запретили посещение церкви, несмотря настойчивость с их стороны. Романовы передавали записки с просьбами помолиться за них у мощей Святителя Иоанна, часто дарили иконки с ликом святого. Среди подарков особое место занимали двусторонние серебряные образки: на одной стороне было изображение святителя Иоанна, на другой — иконы Божией Матери.

Человек, глубоко переживающий гибель царской семьи, ставшей ему близкой за году учительства и воспитания детей, Пьер Жильяр, в своих воспоминаниях пишет: «…император и императрица хотели умереть мучениками за свою страну — они умерли мучениками за человечество. Их действительное величие заключается не в престиже их императорского достоинства, но в удивительной нравственной высоте, до которой они постепенно поднялись…».

Новое сибирское обозрение. (от 5 июля 2008 года)